quirischa
администратор
(с капибарой на аватарке)
Мадам Незалежность

Психологический портрет Юлии Тимошенко

17 октября в Украине официально начинается предвыборная президентская кампания.

Она обещает быть не менее драматичной, чем выборы 2004 года. Не столько по форме, сколько по своим геополитическим последствиям. Она в очередной раз «нагрузит» американо-российские отношения и разморозит дискуссии между Старой и Новой Европой не только по украинскому вопросу. Поскольку логики в российско-украинском эпистолярном диалоге становится все меньше, мы постараемся представить нашим читателям психологический портрет одного из основных кандидатов на пост президента Украины.

Мы остановили свой выбор на Юлии Тимошенко, тем более что ее президентская кампания стартовала ровно 4 года назад, 8 сентября 2005 года, когда президент Украины В. Ющенко отправил премьер-министра Тимошенко в отставку. Но сейчас она впервые участвует в выборах не как оппозиционер.

За годы, прошедшие после Майдана, в Киеве практически не осталось настоящей политики. Ее заменили виртуальные эмоции и нереальная психология. Эмоции оказались в основном мужскими; а психология — удивительно женской.

Поэтому развод между экономической реальностью и здравым смыслом был налицо.

Это самое выразительное лицо украинской действительности окрашено нимбом ее харизмы, который многие (во всем мире) по наивности принимают за стильно уложенную косу.

Именно так, в случае ее победы, будет выглядеть новый тренд украинской государственности, который с успехом сможет заменить главные «личные достижения» президентства Ющенко: трипольскую эклектику, разворованную «Больницу без будущего» и еще недопостроенный «Арсенал искусства».

В ее возможном президентском арсенале вряд ли появятся «Голодомор» и Батурин, и очень сомнительно, что она будет продолжать по-государственному дорого любить гетмана Мазепу.

Не только на польском Вестерплатте, рядом с А. Меркель и В. Путиным, она хорошо понимает, чем ветераны ВОВ отличаются от тех украинцев, которых непростая судьба привела в отряды ОУН–УПА. Поэтому она не будет переписывать учебники истории, а предоставит времени самому сделать свой неокончательный выбор.

Она не спорила о государственном статусе русского языка и за несколько лет в частном порядке выучила ту версию украинского, на которой говорил и писал Тарас Шевченко, а не боролась с той, на которой думают в Чикаго, Ванкувере и Галиции.

Она не «спасает» на билбордах вдоль дорог свою страну, как ее главный западноукраинский опонент А. Яценюк. Ее политтехнологи убеждают нацию, что пока еще можно поработать, предоставляя украинскому народу право самому решать: кто кого блокирует, кто разрушает, кто… за это все платит.

Глядя на светящиеся допоздна окна ее кабмина, можно согласиться, что она действительно для кого-то работает. Потому что она единственный «настоящий мужик» украинской политики. Все это хорошо понимают, поэтому в нее никто не бросает политические яйца.

Глядя на экономические показатели страны — в это верится уже с трудом. Но она считает, что это вопрос чужого политического вкуса.

Ее не любят по-разному. И это любимое занятие большинства украинских политиков. Возможно, скоро оно станет их единственным утешением.

Можно спорить о том, что ее версия Украины будет выглядеть сильнее и привлекательнее.

Хочется надеяться, что спорить при ней все же будет можно. Независимо от того, останутся ли те, кому это будет нужно.

Говорят, что она будет более предсказуемой. Предсказуемой в том смысле, что от нее можно ждать чего угодно. И самое поразительное, что она сумеет нам это объяснить. И мы ей в очередной раз поверим. Не только на слово.

Мы еще не знаем, чем она разочарует Западную Украину и чем она понравится на украинском Востоке. Но это не единственное, что объединит ее страну, если она придет к абсолютной власти.

Ющенко ненавидит ее так же сильно, как любит свои мессианские мифы. Может быть, именно благодаря ей ему не удалось на 40 лет увести украинский народ в цивилизационную пустыню. Не потому, что он не знал, где его версия «земли обетованной», а потому, что при нем уже через 100 дней проснулись не только «пчелы»… и стало понятно, что даже при Л. Кучме было почти хорошо.

У нее тоже есть свои «мухи», но она пока что еще умеет их посадить на место, и народу не надо объяснять, куда исчезает столько государственного «меда».

Возможно, она «кинет» Европу по-восточному коварно, а Россию — по-западному изысканно и красиво. Вряд ли это назовут «украинской идеей», но того, что идеи относительно Украины у нее есть, — у нее не отнять. Да она это и не отдаст и, судя по всему, не выдаст.

Ей не грозит украинская версия «тандемократии». У нее нет окружения, потому что в политике она самодостаточна и может позволить себе быть кем и с кем угодно. И ей все равно это простят. Даже если окажется, что она ни в чем не виновата. Как и в развале так и не состоявшейся «широкой коалиции».

Она не просто отсидела не за свое. Но она нашла в себе силы подняться. Подняться над обстоятельствами, потому что она умеет их игнорировать.

Будет ли она авторитарна? Вполне возможно. Но ее авторитаризм будет по-своему элегантным. Женский авторитаризм всегда капризный и эмоциональный.

Народ научат его любить. И первыми делать это будут те, кто сейчас ее так дорого ненавидит.

Ее нельзя просто победить — ей надо уметь или начинать учиться проигрывать.

Сама она проигрывать не хочет и не умеет, что уже доказала в Киеве и Тернополе, поэтому в конечном итоге она научилась нас побеждать. Как это ей удается — не знает даже она сама. А секрет прост. Она над этим не задумывается — это просто наша судьба.

Она сама себе лучший политтехнолог. Если хотите, спорьте о том — пророссийский или самый что ни на есть западноевропейский. Она платит всем, потому что способна научиться даже у тех, кто ничего не умеет.

Только один оппонент может ей по-настоящему противостоять — это она сама. Если захочет. А хочет она этого всегда. Поэтому она всегда предельно отмобилизована и готова к борьбе. Она не даст нам расслабиться и заставит бороться друг с другом. За место у подножия ее трона, которое очень многие сразу же бросятся занимать.

В ее возможном поражении будет виновата только она одна. Свою почти невозможную победу она не разделит уже ни с кем. Это хорошо понимают даже ее противники, но не сочувствуют ее одиночеству.

Можно подумать, что у нее нет Алого сердца и что она отдала его на свои белые знамена.

Это предмет дискуссии, которую с ней лучше не начинать. Оставим ее во всем белом, с ее Пастором и политическим братством.

Но у нее есть будущее, причем не только политическое. Хотелось бы, чтобы в этом будущем оставалось место и для нас.

Она в меру космополитична и по-современному толерантна. Она не спорит о том, есть ли у нее еврейская или армянская кровь, потому что это волнует только вечно озабоченных политиков и не беспокоит украинский народ. И это делает честь и ей, и Украине.

Когда она на телепробах сказала: «Все пропало» — многие посчитали, что это было для нее, а оказалось, как всегда, для нас. Мы просто плохо читали ее версию Фрейда.

Она хорошо знает, чего не хочет, и искренне не знает, что может. Поэтому она готова на все, даже если оно ей и не надо. В отличие от нее В. Ющенко пришел на все готовое и, как в печальном анекдоте, только «понадкушував». Он старался не оставлять ей ни одного политического «яблока», потому что считал себя Адамом и Евой одновременно. Это была его версия «отца нации».

При ней или без нее — Украина получит свой шанс. Шанс на что — мы еще до конца не знаем.

Пока она верит в себя, народ верит в ее «Евро-2012», хотя в это уже не верит даже Мишель Платини. При остальных раскладах мы еще знаем, каких именно шансов у нас не осталось.

В августе 2009 года, на открытии лучшего стадиона в Восточной Европе «Донбасс-Арена», она села не в VIP-ложу, вместе с другими претендентами на президентский финал, а на трибуне — «со своей командой». Это видела вся страна, и многие в это поверили, потому что мало кто знал, как в перерыве праздника за кулисами «Арены» она о чем-то долго и приватно разговаривала с хозяином не только «Донбасс-Арены» Р. Ахметовым. Возможно, о чем-то своем, не совсем «командном».

Время превратило ее из газового олигарха в постгламурного политика. Трудно сказать почему, но у нее не хватило желания на собственную океанскую яхту. Возможно, именно поэтому лично ей Черноморский флот России ничем не угрожает. Может быть, даже и после 2017 года.

Она знает, как понравиться крымчанам, и ей не надо для этого дразнить Россию маяками Севастополя. Для этой цели ей вполне хватает сибирского газа.

Со временем она догадается, кто втянул ее в марте 2009-го в Брюсселе в «БрюсУкрЭнерго». Теперь ей остается ждать и надеяться, чтобы это поняли и в Кремле. Последнее письмо Д. Медведева к В. Ющенко вселяет в нее надежду. Хотя по этому поводу значительно большую надежду демонстрировал В. Янукович. Но они оба предпочитают молчать о том, кто, как и зачем подставил перед украинским народом российского президента. Судя по всему, М. Зурабов в этом не виноват. За это его и не «послали».

Когда она посещает Европу, то натовские «джентльмены» предпочитают не беспокоить элегантную Даму по мелочам, а она в ответ — по мелочам элегантно не беспокоит НАТО. Поэтому ей легче договариваться с А. Меркель и Н. Саркози по другим, более меркантильным вопросам.

На Майдане она стояла на трибуне рядом с теми, кто почему-то до сих пор считает себя победителями, но хорошо понимала, что это в первую очередь ее Майдан, хотя и чужая победа.

Правда, ее Майдан должен был быть другим, и его цвет мог быть не только оранжевым.

Злые языки утверждают, что тогда она тоже «тряхнула Березу», но если и сделала это, то так по-женски, что БАБ заметил только «любых друзiв» В. Ющенко. Теперь они не расплачиваются за всех.

Она знает, как правильно молчать в ответ России и как молча отвечать на упреки Запада.

У нее был увлекательный постреволюционный роман с одним Михо. Однако роман был разноцветным, политически выдержанным, поэтому недолговечным и, как оказалось, почти без последствий.

Поэтому в августе 2008 года она многозначительно промолчала, и именно за это украинский президентский «балоган» пытался обвинить ее в измене Родине. Поскольку тогда конституционный Брак с Родиной она еще не заключала, то измена родному Гаранту преступлением уже не считалась.

Чуть позже за почти родным океаном победил Барак Обама, и проблемы с американской любовью начались уже у В. Ющенко. Сбитый второй раз Дж. Маккейн не смог поставить на крыло подбитого М. Саакашвили.

В романтический конец украинской «Кавказской пленницы» поверил даже А. Митрофанов и по-мужски извинился перед ней… за экранизацию своей версии чужого несостоявшегося романа.

Для Украины и мира не важно, как в январе 2010 года будет голосовать украинский избиратель. Не важно, как будут считать голоса политические «собирательные комиссии». Не важно, какие результаты продемонстрирует все понимающий exit-poll.

Именно она расскажет всем нам ее единственно правильный результат на ее предвыборной поляне.

Это будет первый, но не последний тур президентской рулетки, и украинский избиратель еще будет иметь чуть запоздалую возможность изменить свой осознанный (с ее помощью) выбор…

И это — только начало!

24 августа исполнилось 18 лет независимой Украине. Пока что это единственный повод считать ее политически совершеннолетней. Все кандидаты в президенты будут предлагать своей стране хорошо протянутую руку. Но только политтехнологи Ю. Тимошенко предлагают народу ее «Сердце», которое уже несколько лет алеет на белых знаменах.

В России мы это уже проходили, когда нас тоже заставили «голосовать сердцем».

Есть один старый анекдот. Когда-то, очень давно, Господь сказал Адаму: «Вот тебе Ева. Выбирай себе жену». А если говорить серьезно, то, как бы мы ни относились к В. Ющенко, его главная и, возможно, единственная заслуга перед Украиной состоит в том, что он сохранил народу право себя не переизбрать.

Владимир Ткач
специально для «Новой газеты»

http://www.novayagazeta.ru/data/2009/099/16.html

@темы: Блок Юлии Тимошенко (БЮТ), Виктор Балога, Виктор Ющенко, Виктор Янукович, Дмитрий Медведев, НАТО, Ринат Ахметов, Юлия Тимошенко, анализ, обзор, президент, президентские выборы, премьер-министр